DTM: уходит или умирает?

Что будет с московским этапом DTM после окончания контракта с промоутером и что будет с самим DTM после ухода Mercedes?

В 2017 году заканчивается контракт между промоутером серии DTM компанией ITR и промоутером российского этапа автодромом Moscow Raceway, что означает реальную возможность остаться в Москве без последней международной серии. В то же время Mercedes после этапа на Moscow Raceway вообще объявил о том, что уходит из DTM в пользу Formula E. Правда, от этого Deutsche Tourenwagen Masters пока не становится менее зрелищным или интересным. Наоборот, такой красивой и яркой борьбы на подмосковной трассе мы еще не видели.


... Главной звездой российского этапа DTM стал, конечно, Майк Рокенфеллер. В аварии на предыдущем этапе на Норисринге в начале июля он получил перелом стопы и перед московскими зрителями предстал на костылях. При этом он не просто сел за руль своей Audi и проехал гонку, но квалифицировался в субботу третьим и в итоге поднялся на вторую ступеньку подиума. Именно такие проявления мужества мы и хотим видеть в автоспорте, именно ради этого и приходим на гонки.


Своим выступлением Рокенфеллер даже затмил победу дебютанта серии Рене Раста, для которого это первый полный сезон в DTM. Кстати, российским любителям автоспорта Рене Раст может быть знаком по мировому чемпионату по эндурансу (WEC) — своим участием в победном экипаже Романа Русинова команды G-Drive Racing. Открытый и веселый, немецкий пилот к тому же еще очень быстр и всегда показывал высокие результаты. Рене рассказал, что ехать в чемпионате DTM для него было практически мечтой, поэтому когда в прошлом году его пригласили на несколько тестовых гонок в DTM, он ни минуты не сомневался. В DTM он едет на автомобиле Audi и выступает за команду Team Rosberg.


Рене Раст рассказал, что начиная сезон он ставил себе задачей максимум хотя бы один раз приехать на подиум — но за 5 этапов он уже дважды поднимался на первое место, был третьим, а после субботней гонки на Moscow Raceway даже стал на короткое время лидером чемпионата, но затем вновь уступил Маттиасу Экстрему — правда, всего лишь одно очко.

Майк Рокенфеллер так же управляет Audi, но в этом сезоне чуть менее успешно: сейчас он шестой в итоговой классификации. Что же касается Audi в целом, то в 2017-м они явно лидируют, занимая первые два места в турнирной таблице и расположившись также на четвертом и шестом местах в зачете. В этом году в DTM три зачета: личный, командный и зачет производителей. С приличным отрывом во всех трех лидирует команда из Ингольштадта, однако впереди еще половина сезона, и ситуация может измениться. Что касается командного зачета (каждый производитель выставляет три команды по два пилота в каждой), то здесь третье и четвертое места принадлежат BMW, а вот в зачете производителей они немного отстали.


Результаты личного, командного зачета и зачета производителей: dtm.com/en/2017-standings

В этом году в DTM ввели новый технический регламент, который был нацелен на то, чтобы слегка подтянуть отстающих. Если коротко, то было сделано следующее: построена новая система забора и охлаждения воздуха (благодаря этому мощность двигателя у автомобилей превысила 500 л.с.), изменился аэродинамический обвес — уменьшилась прижимная сила; изменилась система DRS, изменения коснулись также и шинной политики (в этом сезоне используют только два состава шин Hankook — для дождя и для сухого асфальта).


Фото: Audi

Изменения есть и в спортивном регламенте. Больше нет регламентированного окна для проведения пит-стопов, сократилось количество механиков при обслуживании автомобиля на пит-стопе, в среднем примерно на 10 минут увеличилась продолжительность гонки, которая сейчас составляет 55 минут + 1 круг. К тому же во время гонки теперь запрещены радиопереговоры, так что пилоты принимают все решения самостоятельно.


Понятно, что за каждым подобным решением стоят конкретные люди. Изменения в регламенте DTM были продиктованы определенными интересами. В этом году произошли перестановки в руководстве серии. На посту руководителя промоутера серии компании ITR Герхард Бергер сменил Ханса Вернера Ауфрехта. Бергер считает крайне важным последовательно продвигать серию и сделать ее более привлекательной для зрителей.



Одно из нововведений Бергера — стеклянные зоны в боксах команд. В этом году на Moscow Raceway на территории боксов подготовили три специальные зоны, куда был разрешен доступ болельщиков: через специальные витрины можно было наблюдать за работой каждой из трех команд по обслуживанию автомобилей. Другое изменение — возможность для зрителей после гонки выйти на трассу и наблюдать за церемонией награждения.


Но, конечно, самым важным определяющим фактором поправок в регламенте является совместный проект боссов DTM и японской гоночной серии Super GT, начатый еще в 2013 году. Тогда было объявлено, что две серии начинают сотрудничество по разработке совместного регламента нового «Класса 1». Одна из идей этого регламента — возможность проводить совместные суперфиналы среди немецких и японских автомобилей, участвующих в двух сериях. Это должно было повысить зрелищность и массовость обеих серий. Введение этого регламента предполагалось уже в 2017 году, но было отложено еще на два года. Ведь именно в 2019-м DTM огласят новые требования к двигателям.


Вероятно, изменения в двигателях в том числе стали одной из причин сенсационного заявления, которое сделала компания Mercedes сразу после российского этапа: начиная с 2019 года Mercedes собирается покинуть чемпионат DTM, в котором принимает участие с 1988 года, и перенести свои интересы на «электрический» чемпионат Formula E.

В связи с этим остается открытым вопрос о судьбе чемпионата в целом, хотя, конечно, объединение с Super GT и сможет как-то спасти серию.


Но на российском этапе обе гонки DTM продемонстрировали, что серия пока не просто жива, но и стала намного интереснее, чем раньше. Такого невероятного этапа, как в этот раз, подмосковная трасса не видела ни в один из прошедших годов. Борьба не затихала ни на миг, битва за места и очки шла с самого старта и до финиша. Раньше говорили, что трасса Moscow Raceway сложная и «необгонная», но во время московского уикенда обгоны происходили и на прямых, и в поворотах и связках, причем по нескольку одновременно, когда между собой схватывались по две и больше пар гонщиков.


В первой гонке Рене Раст, квалифицировавшийся вторым и оказавшийся на поул-позиции благодаря штрафу Марко Виттмана, с начала до конца удерживал первое место. Рокенфеллер, стартовавший вторым, так вторым и финишировал. Вся основная борьба происходила за спинами двух этих пилотов. Для Маттиаса Экстрема это была неудачная гонка: после столкновения с Тимом Глоком он потерял сразу много позиций, пытался наверстать упущенное, но финишировал только восьмым.


Во второй гонке уже на первом круге после старта на трассу вышла машина безопасности: на вылетевшем в гравийную ловушку BMW Максима Мартена загорелись тормоза, и их пришлось тушить из огнетушителей, причем пилот принимал в этом самое непосредственное участие. Зато будущий победитель гонки Маро Энгель на автомобиле Mercedes, стартовавший в самом конце грида, тем самым получил свой шанс. Он обошел Марко Виттмана и Тома Бломквиста и продолжил свой путь к победе. Маттиасу Экстрему хватило финиша на втором месте, чтобы вновь вырваться в лидеры зачета. Третьим стал Бруно Спенглер.


Честно говоря, после такого захватывающего этапа вдвойне жаль потерять DTM, тем более что теперь кроме Формулы 1 у нас не останется больше ни одной международной серии. О том, почему это происходит и как вообще складываются отношения DTM и России, мы поговорили с руководителем автодрома Moscow Raceway Рустемом Терегуловым.


Рустем Терегулов, фото: пресс-служба Moscow Raceway

— Рустем Маратович, конечно, прежде всего поклонникам автоспорта и DTM в частности хочется знать о судьбе российского этапа. Есть ли все же шансы, что Москва еще увидит DTM?

— На днях я встречался с промоутерами серии компанией ITR. Ни для кого не секрет, что производителям, участвующим в DTM, прежде всего интересны рынки сбыта их продукции. К сожалению, сейчас им не слишком привлекательны наша страна и наш рынок. Но они до сих пор надеются, что ситуация изменится и вернутся те результаты продаж автомобилей, которые Россия показывала 10 лет назад.


При этом надо иметь в виду, что ITR как промоутер совершенно не против того, чтобы продлить контракт с нами. Да и нам это было бы интересно, несмотря на убыточность проведения этого этапа для автодрома. Мы попытаемся с ними договориться, переговоры ведутся, шансы есть. ITR готовы разговаривать с автопроизводителями, но при этом они должны понимать, какие доводы в пользу заключения нового контракта им можно предоставить.

— Что это может быть, кроме рынка сбыта?

— Например, количество зрителей. В этом году Большая немецкая тройка осталась недовольна заполнением автодрома, хотя, по нашим подсчетам, за три дня к нам пришло порядка 25 000 человек. К сожалению, в этом году этап DTM проходил параллельно еще с несколькими важными событиями, в том числе и авиасалоном МАКС, куда отправилась часть наших потенциальных зрителей, поэтому можно сказать, что часть аудитории мы недополучили. Тем не менее промоутеры серии нехватку зрителей определяют как один из факторов, который может повлиять на дальнейшую судьбу российского этапа.


За 5 лет существенно изменились характеристики зрителя. Если раньше люди охотно покупали «золотые» билеты и заполняли Главную трибуну, то сейчас основной спрос на «бронзовые» билеты. Это дальние трибуны и естественная трибуна.

— Сколько стоят билеты и где они продаются?

— Билеты разделяются между собой по уровню («бронзовые», «серебряные» и «золотые»), плюс они могут быть на один день или на весь уикенд. Самый дешевый билет стоит 1000 руб., самый дорогой — 5500, на 3 дня. Билет в ВИП-ложу автодрома стоит 29 500 — это со спиртными напитками и закусками. Такой билет тоже может купить любой желающий.

Билеты на DTM распространяются несколькими способами. Часть из них выкупают немецкие промоутеры и команды, и дальше они могут их продавать, распределять через представительства производителей, дарить или что-либо еще. Часть продается через сайт или в кассах автодрома, часть можно купить через наших партнеров.


— А вы сами расположены пойти на определенные затраты, раз этап для вас убыточен, чтобы DTM и впредь приезжал в Москву?

— Из-за решения Mercedes пока не очень понятно, что будет с серией в целом. Но для нас это имиджевое мероприятие, поэтому мы и идем на затраты. За 5 лет функционирования автодрома у нас сначала было четыре международные серии за сезон, потом три, потом две, в этом году одна, в следующем, возможно, не будет ни одной. Это не очень хорошо.

Да, DTM для нас убыточное мероприятие, мы за 5 лет проведения DTM потеряли 5 млн долларов, т.е. в год по миллиону. Но, конечно, с Ф1 это не сравнить, там теряют и по 40 млн.

— Насколько вы окупаете свои затраты в течение сезона?

— Я скажу так: мы зарабатываем. Все остальные наши мероприятия приносят нам прибыль. Помимо DTM лишь однажды была ситуация, когда мы сработали в минус: этап FIA GT в 2012 году. Тогда было много сложностей, в том числе и с погодой.


— В планах на следующий год у вас нет никаких спрятанных в рукаве козырей? Какая-то новая международная серия?

— Нет, к сожалению, никаких. Будем делать упор на развитие российского автоспорта.

— Есть ли какое-то событие, какая-то серия, которую вы бы очень хотели видеть на MRW?

— Superbike — но с ними мы ведем переговоры о возвращении, и Формула 1.

— Формула 1? Вы считаете, это реально?

— Мы сделали все, чтобы это произошло, но наши руководители отдают приоритет Сочи. На самом деле нет никакой проблемы поменять автодромы, так как контракт с промоутерами Ф1 это допускает. Вопрос в приоритетах руководства страны.


— Вы сами смотрели этап в этом году?

— Конечно! Обе гонки сидел, не отрываясь, у телевизора и смотрел. Это был очень захватывающий этап!

— Вы за кого-то болеете?

— За Аугусто Фарфуса, но от него в этом году отвернулась удача.

Источник: Drom.ru

SMP RDRC. Ян Баженов и его Mitsubishi Mirage Cyborg

Сегодня речь пойдет о Яне Баженове, пилоте из Ялты, занявшем 4-е место в классе FWD (FSA) сезона 2017, и его Mitsubishi Mirage Cyborg.
Андрей Кринкин,

Итоги сезона-2017 NHRA. Часть 2

Мы продолжаем вспоминать самые запоминающиеся и в чем-то даже исторические моменты прошедшего сезона NHRA Mello Yello Drag Racing Series.

SMP RDRC. Максим Кривобоков и его Toyota Soarer

Историю уникального проекта на базе Toyota Soarer и экспериментов Максима в дрэг-рейсинге читайте в нашем новом интервью.

Музей Ferrari в Маранелло

Поездка в Маранелло свалилась мне как снег на голову. Но — почаще бы валился такой снег.
Андрей Кринкин,

Santa Pod обновляется

Santa Pod Raceway является, пожалуй, самым легендарным стрипом в Европе, на котором ежегодно проводятся десятки мероприятий различного калибра, включая два этапа (первый и последний) из шести европейского чемпионата EDRC.

Чемпионат мира по эндурансу (WEC): итоги года и надежды на будущее

В прошедшие выходные в Бахрейне прошла финальная гонка сезона-2017 чемпионата мира по эндурансу (World Endurance Championship).

Обзор экспонатов Motorsport Expo 2017 NEXT

2 и 3 декабря на территории КВЦ «Сокольники» прошла выставка Motorsport Expo 2017 NEXT, которая объединила всех неравнодушных к моторному спорту и гоночной технике.

Финал Формулы 1 в Абу-Даби: новый логотип, проблемы с системой HALO и унылая гонка

В своем интервью по итогам финального этапа в Абу-Даби Себастьян Феттель весьма дипломатично охарактеризовал прошедший Гран-при как «не слишком насыщенный событиями».
Андрей Кринкин,

NHRA. Шон Рид. Из пучины морской в пламя

На завершающем ивенте NHRA Mello Yello Drag Racing Series пятикратный чемпион Lucas Oil Drag Boat Racing Series Шон Рид попытал счастья за рулем Top Fuel дрэгстера, после того как добился немалых успехов в гонках на воде.
Показать еще →