Буква «А» в AMG. История Ханса Вернера Ауфрехта

Сергей Беднарук предлагает вспомнить биографию этого человека, оставившего заметный след в истории автоспорта.

На этой неделе стало известно, что многолетний босс популярной гоночной серии DTM Ханс Вернер Ауфрехт отправлен в отставку.


«Буква „А“ в AMG — это я», — так любит представляться сам герр Ауфрехт.

Он родился в конце 1938 года в немецком Гроссашпахе неподалеку от Штутгарта. После школы получил техническое образование и в середине 60-х был взят на работу в Mercedes на должность инженера по стендовым испытаниям спортивных двигателей.

Однако вскоре руководство штутгартского концерна решило закрыть все гоночные программы. Тогда Ауфрехт, с детства увлеченный автоспортом, решил вместе с компаньоном Эрхардом Мельхером основать ставшую в последствии знаменитой фирму AMG (первые две литеры аббревиатуры — это заглавные буквы фамилий основателей, а последняя означает родной город Ауфрехта), специализирующуюся на спортивной и гоночной подготовке машин с трехлучевой звездой. В этом году AMG празднует полувековой юбилей.


«Постепенно я понял, что одними гонками не заработаешь, — вспоминал Ауфрехт. — Поэтому решено было открыть тюнинг-ателье и начать заниматься серийными машинами. Вместе с достижениями в гонках, в которых мы стали участвовать с 1971 года, это сделало AMG успешным и узнаваемым брендом. С 1988-го мы официально представляем интересы Mercedes в автоспорте — этому союзу уже почти 30 лет».

Предприятие оказалось настолько успешным, что в 1999-м его контрольный пакет акций был выкуплен штутгартской компанией. Сразу после этого Ауфрехт основал новую фирму HWA, названную так по его инициалам, которая сейчас представляет Mercedes-Benz в DTM.


Сам Ханс Вернер со временем полностью сконцентрировался на руководстве компанией ITR (International Tourenwagen Rennen), во главе которой он руководит DTM с конца 80-х. Именно под его началом немецкая серия стала активно развиваться, превратившись в один из самых популярных гоночных чемпионатов.

За плечами у Ауфрехта долгая и успешная карьера в автоспорте, по ходу которой были как успешные, так и трудные эпизоды. Что бы из таких моментов выделил сам босс DTM, удостоенный, к стати, ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия»?

С легкостью назову самый сложный момент в своей карьере — это выступление AMG в марафоне «24 часах Ле-Мана» 1999 года, который завершился для нашей команды полётами прототипов Mercedes. А хороших эпизодов было, к счастью, очень много. Если выделить один, то, пожалуй, назову возрождение в 2000-м после трёхлетнего перерыва серии DTM.
Ханс Вернер Ауфрехт


Ауфрехта с полным правом можно назвать «отцом» возрожденной серии DTM, которая оказалась в состоянии «клинической смерти» после сезона-1996 из-за неудачных попыток FIA превратить ее в глобальный чемпионат. К заслугам Ханса Вернера стоит отнести не только воскрешение серии, но и долгожданное возвращение в нее компании BMW, которая в 2012-м после 20-летнего перерыва снова ввязалась в борьбу со своими конкурентами из Audi и Mercedes на гоночных трассах DTM.


После этого Ауфрехт занялся попыткой глобализации DTM. В 2013-м был представлен проект единого с немецкой серией технического регламента для японской Super GT и планировавшегося нового первенства в Северной Америке. Ожидалось, что это позволит заводам трех крупнейших стран-автопроизводителей — Германии, Японии и США — выставлять свою технику в соревнованиях в Европе, Азии и Северной Америке. По замыслу Ауфрехта все это должно было заработать к 2017 году…

Однако идея с американской версией DTM провалилась, а с Super GT, которая стала использовать шасси немецкой серии, кооперацию завершить не удалось по причине разных требований к двигателям — Ауфрехту не удалось убедить Audi, BMW и Mercedes вложиться в создание новый силовых агрегатов в соответствии с договоренностями с японцами.


Вдобавок к этому наметилось снижение зрительского интереса к DTM в Германии. Это не могло радовать членов правления ITR, которые в итоге приняли решение произвести перестановки, отправив Ауфрехта в отставку — на его место назначен австрийский экс-пилот Ф1, победитель десяти Гран При Герхард Бергер, который после завершения гоночной карьеры работал на руководящих должностях в BMW Motorsport, Toro Rosso и FIA.

Уход Ауфрехта для DTM — это примерно то же, что для Ф1 уход Экклстоуна.

Очевидно, что немецкую серию ждут перемены — какими они окажутся, покажет время. Что касается самого Ауфрехта, то он остается главным акционером HWA, однако к руководству DTM теперь отношения иметь не будет. Ходили слухи, что 78-летний ветеран может занять один из руководящих постов в WTCC, но пока эта информация ничем не подтвердилась.

Фото: Сергей Беднарук и Mercedes
Материал подготовлен по заказу SMP Racing.

Формула 1. Бразильские сюрпризы

Предпоследний этап в сезоне Формулы 1 2017 состоялся в Бразилии на знаменитой трассе в Интерлагосе, знавшей множество взлетов и падений.

Российские специалисты по тюнингу на SEMA SHOW 2017

Российская компания CLINCHED дебютировала на крупнейшей автомобильной выставке SEMA Show (Лас-Вегас, США).

SMP RDRC. Вадим Тимашев и его Nissan Skyline GT-R

Вадим Тимашев — бронзовый призер RDRC 2017 в классе AWD (FSB), Чемпион России по дрэг-рейсингу 2012 года и победитель Кубка России 2011 года.

Итальянцы для итальянки

Возможно, мой материал сейчас и не очень по сезону, зато весьма актуален по впечатлениям.

Две вещи, которые можно делать вечно: ехать и есть!

Jaguar придумали идеальный для меня формат пресс-тура: «Едем и едим», собрав вместе два, пожалуй, самых сильных моих увлечения на настоящее время.

Роберт Шварцман — студент Академии Ferrari

Перед ним открыты все горизонты, включая F1, и теперь все зависит только от самого пилота.

Энергетик или Зеленая Бестия

…Эта тяжелая осенняя погода совсем выбивала меня из колеи.

Ненапряжные перфекционисты

Скандинавия — регион холодный и сдержанный. Здесь уважают порядок, не нарушают правила и строго соблюдают скоростные ограничения на дорогах общего пользования.

Формула 1 Остин: Кубок конструкторов досрочно у Mercedes

Хэмилтон — первый, Феттель — второй, Ферстаппен — четвертый. Нет, третий! Нет, четвертый!
Показать еще →