Алексей Басов, пилот SMP Racing: «Мы возвращаемся в Россию!»

Алексей Басов один из самых известных российских гонщиков в обойме SMP Racing.

В его 23-летней копилке множество побед и мировых подиумов. Он мечтал о том, чтобы в его трудовой книжке была запись пилот. По сути, его мечта сбылась. Алексей расскажет о том, как сам чинил автомобили, ездил на нешипованной резине по льду, работал в «Ростокино-Лада» и отстаивал Россию в Европе и Америке.


ОТ ОТЦА К СЫНУ

— Алексей, твои первые шаги в автоспорте были осознанные? Или же это удачное стечение обстоятельств?

— Мой папа, Михаил Басов, знаменитый автокроссмен. Я неизменно присутствовал на его соревнованиях, у меня есть много фотографий, где я маленький на кроссовой трассе. Как только получил права, так сел в «Москвич-412» и поехал.

— Ты действительно хотел стать автогонщиком?

— Конечно, я мечтал стать гонщиком. Это в порядке вещей: чем занимаются родители, тем хотят заниматься и дети.


— Тебя тренировал отец или ты учился на собственных ошибках?

— Папа сам принимал участие в этих соревнованиях. Он многое мне рассказывал, но в большей степени я — самоучка. Рос, смотрел и учился на своих ошибках. Это сейчас куча компьютеров, ты можешь разобрать всё досконально, а тогда нет. Вот уперся во что-то, а на следующем круге уже знаешь, что нужно ехать по-другому.

— Когда у тебя состоялась дебютная гонка?

— В 1995 году в Ивантеевке на «Москвиче», который, кстати, достался от отца. В первой гонке я не доехал до финиша, а вот во второй приехал вторым.

— Расскажешь о своей первой победе?

— Это был автокросс «Русская Рязань» в 1999 году. Тогда участвовали маститые соперники, в том числе мой папа и Игорь Смирнов, и Александр Карасевич и многие другие! Нужно было очень тонко чувствовать сцепление покрышек со льдом, и в то время не было шипованной резины, мы ездили без шипов.

— Сохранил Кубок за эту гонку?

— Конечно, до сих пор храню его дома. Самый маленький из всех (смеется).


— У тебя изначально была своя команда? Или ты выступал в личном зачете?

— Когда выступал в кроссе, то всю технику делал у себя в гараже: и мотор, и подвеску. Гараж не был предназначен для какого-то ремонта, но я очень хотел этим заниматься и, соответственно, валялся под машиной в бушлате. Был одновременно механиком и пилотом, доставлял автомобиль тоже сам. Всё сам один. Потом появился друг Алексей Соловьев, мы с ним ездили чемпионат республики Татарстан по треку.


— А спонсоры у тебя были?

— Мне приходилось зарабатывать на автоспорт. С 1995 по 2001 год я работал в пожарной охране, а в свободное время подрабатывал механиком в сервисе. Было еще пара работ.

— Скажи, а какой у тебя был первый городской автомобиль?

—Белый Москвич-412 ИЖ.


30 ПЕРЕВОРОТОВ ЗА 23 ГОДА

— Твоя мама переживала за тебя, ведь автоспорт не самое безопасное увлечение?

— Был неприятный момент, который до сих пор сидит в памяти. Я выступал за Мытищинскую автошколу РОСТО ДОСААФ на ВАЗ-2108. Гонка была в Ивантеевке, недалеко от дома, поэтому мы позвали маму поболеть за нас. Это проходило в карьере, а вокруг пруд. Был март. В одном из заездов я попал колесом в яму, перевернулся, вылетел на лед… и всё это на глазах у мамы. Она сказала, что больше с нами никуда не поедет и смотреть на соревнования не будет. Но в 2012 году я все-таки уговорил ее поехать в Валенсию. Там проходил заключительный мировой финал серии Ferrari Chelenge, где я стартовал с 16-го места и выиграл гонку!

 — По всей видимости, та авария на кроссе была только началом? Их было много?

— За всю карьеру 6 марта будет 23 года у меня тридцать переворотов. Бывало, что сам, а когда и не без помощи соперников. По большей части в автокроссе, ралли-кроссе и на треке. Но самая суровая авария была в Тольятти, под замену кузова. В кроссе ты едешь либо по земле, либо на насыпи мелкий гравий и щебень. Во время первой тренировки покрытие раскатали и в одном месте успели накатать яму. А я во второй тренировке поехал также как в первой. Угодил в яму, а там — левый поворот. Машину «ставит», я выворачиваю руль вправо. Машина ставится на четыре колеса, и я вместо левого поворота еду в бетонную плиту. Неприятный момент. Лобовое стекло отлетело на 30 метров, каркас безопасности сплющился. Я посидел внутри немного, но потом вышел. А вообще много жесткого было.


— За время твоей карьеры случалось, чтобы у тебя не было желания ехать гонку? Лень, надоело?

— Один раз во время кроссовой гонки в Белом колодце. Это был 2003–2004 год. Во время свободной тренировки шел очень сильный дождь, и автомобили с трассы возвращались сплошным куском грязи. Мне стало жалко мою чистую беленькую «восьмерку» (ВАЗ-21083), и я решил подождать, пока подсохнет. Механики очень перепугались и спросили, почему я не поехал тренировку, а я им ответил: «Там так грязно, не поеду!» (смеется)

А вообще, когда я садился в России в гоночную машину, то Ване, механику своему, говорил в рацию: «Побыстрее бы это всё закончилось!» Но главное, что в моей жизни не было ни разу прогала, я всегда ездил с одним лиши исключением — полсезона в 1996 году, но тогда у меня была травма глаза.

— Что ты любишь в гонках больше всего?

— Финиш. Потому что это значит, что машина не сломалась (смеется).


РАБОТА В «РОСТОКИНО-ЛАДА»

— Помимо автоспорта, что ты делал? Учился, работал?

— Учился в школе, учился в университете. После технического лицея у меня была профессия автослесарь 5-го разряда. Потом пошел дальше учиться на заочное образование на финансиста.


— Твоя основная работа была связана с автоспортом?

— С 2001 по 2008 год я работал в автомобильном салоне «Ростокино-Лада». Возглавлял отдел предпродажной подготовки. У меня было в отделе семь человек, а также два механика в отделе «Спорт», но я в любой момент мог прийти к ним и помочь мотор разобрать или коробку починить. В то же время была создана команда «Ростокино-Лада».

— А как ты попал из кроссовых гонок в кольцевые?

— Сначала наша команда была кроссовой, но постепенно кросс начал гаснуть в плане накопления классов и медийного освещения. В 2004 году мы перешли в «кольцо», чтобы популяризировать автосалон и команду. Приобрели ВАЗ-2112 и начали выступать в «Кубке Лада».

— После вы принимали участие в Чемпионате России по автомобильным кольцевым гонкам в классе «Супер-продакшн» и перешли в самый мощный класс «Туринг» на автомобиле Honda Civic. Вы его тоже сами готовили?

— Да. В 2008 году на том же автомобиле, на котором выступали в «Супер-продакшн», но уже с новым мотором перешли в «Туринг». Класс быстрый, мощный, пришлось там тоже выиграть.

— Победы давались легко? Или сталкивались с трудностями?

— Легких побед не бывает. К примеру, первый этап был в городе Орле. Мы установили новую подвеску на автомобиль, но не успели настроить (не знали настройки). В Орле городская трасса с неровностями и люками. Вот как раз на одном из люков моя машина подскочила, задняя часть не среагировала, меня ждали бетонные блоки… Но к следующему этапу мы всё восстановили. И в итоге выиграли.

— В Европе тоже выступали?

— В конце сезона 2007 года мы узнали, что будет проводиться одноэтапный Кубок Европы. И появилась возможность поехать и поучаствовать. Взяли техничку и с парнями поехали через Хельсинки, через паром пришли в Германию и доехали до Италии. Ехали мы не по навигатору, а по огромному атласу! До сих пор вспоминаем и смеемся!

— Получается, что вы сами организовывали этот выезд?

— Все это происходило при поддержке «Ростокино-Лада», разумеется. Гонку выиграли, получили чек на 15 000 евро, включили российский гимн и весело умчались домой, по пути заехав в музей Феррари в Маранелло. В то время я даже не мечтал, что когда-нибудь поеду Ле-Ман или стану частичкой команды Ferrari.

— В прошлом году был случай, когда на Чемпионате Европы по ралли включили нашим победителям советский гимн вместо российского. У вас бывали подобные истории?

— На Чемпионате мира в Америке «Калинку-малинку» включили. А хотелось, конечно, услышать наш гимн это же наша гордость. Не весь мир считается с нами, не у всех есть наготове наш гимн.


ОКНО В ЕВРОПУ

— Когда ты получил звание Мастера спорта?

— В 1999–2000 году мне дали книжку и значок «Мастера спорта». Сейчас я в топовой команде, но до сих пор только мастер спорта даже с учетом того, что выиграл Ле-Ман и Чемпионат Мира. С 2007 года борюсь за то, чтобы хотя бы за Кубок Европы дали Мастера спорта России международного класса. Но нет.

— Как проходил переход из российского автоспорта в европейский?

— В 2008 году закрылась команда «Ростокино-Лада» и мне предложили выступать за украинскую команду «Tsunami RT». Я им очень благодарен! Мы проехали «24 часа Дубая», причем выступали на 2-литровой «копейке» BMW. Мы долго лидировали, но под утро случилась авария. Передняя часть автомобиля была разбита, откатились на четвертое место. Финиш мы не увидели, но руководству команды понравился мой стиль езды, и было принято решение, что последующие несколько лет будем вместе. Постепенно переехали на Нюрбургринг в VLN.

— Большинство гонщиков очень любит «Северную петлю». Расскажешь о своем первом знакомстве с Нюрбургрингом?

— Мои первые приключения на Ринге были в 2009 году. Мы приехали тренироваться на тесты в начале апреля и были очень удивлены, когда там повалил снег! Выпало сантиметров пять, но все быстро растаяло. Мы намотали там больше сотни кругов, но сколько точно, не помню.

— Ты сказал, что это приключения?

— Это «Зеленый ад». Он непредсказуем, трасса длиной в двадцать четыре километра! Она впечатляет, как будто раллийный доп, только справа никто не трещит на ухо, валишь на полную катушку. Ты кого-то объезжаешь, тебя объезжают. В гонке стартует 220 автомобилей!

— Перед стартом становится страшно, когда одновременно стартует столько автомобилей?

— Страшно, я вообще закрываю глаза, когда в гонке еду (смеется).

— Как так получается, что почти во всех гонках, где ты едешь, вы лидируете?

— Если ты приехал значит, надо выигрывать. Получается не у всех.

— А что ты чувствуешь в Европе, стоя на подиуме, когда играет российский гимн?

— Слезы и радость за Россию, что мы выиграли! Это непередаваемо, когда все на тебя снизу смотрят, рядом другие страны, а гимн наш! Мурашки, дрожь!


ВОСЕМЬ 24-ЧАСОВЫХ МАРАФОНОВ

— Алексей, за столько лет в автоспорте можешь отметить несколько наиболее сложных гонок?

— Их много было. Например, мировой финал Ferrari Challenge, где встречаются все три зоны европейская, азиатская и американская. На последний завершающий этап года мы приехали победителями Европы в своем классе, но на последней гонке не получилось показать хороший результат.

— Расскажешь подробней?

— Стартовал в мировом финале с 16-го места из 36 машин, а мой конкурент стартовал с 1-го места! На старте я всех обогнал, а на втором круге я уже был вторым и очень долго сидел в засаде, дышал в спину сопернику и вынудил его заистерить, занервничать. Он ошибся. И я его на пит-стопе обогнал! Это была тяжелая гонка, но не могу не отметить «24 часа Ле-Мана», где едешь сутки нон-стоп.

— Ты проехал много марафонов, почему именно Ле-Ман?

— У меня было восемь 24-часовых марафонов: три гонки в Дубае, три гонки на Нюрбургринге, две — Ле-Ман и Спа. Но Ле-Ман из них самая интересная, непредсказуемая гонка, хотя Спа коварнее. В Ле-Мане небо может быть светлым, а через десять минут уже затянет тучами, также как и на Нюрбургринге.

— На 24-часовых марафонах Нюрбургринга зрители могут изрядно потрепать нервы гонщикам, когда устраивают дымовые завесы из шашлыков на трассе. А как ведут себя зрители в Ле-Мане?

— Я думаю, что это одни и те же болельщики. Они кочуют от одной гонки до другой, это фанаты! Вот я когда ехал «Нюрбургринг 24 часа», там действительно выходишь салюты, пахнет шашлыками, мясом атмосфера отдыхающих людей. А в Ле-Мане такого нет. Хотя, может, мы просто не видим.


— А тебе в принципе нравится формат Endurance? Ночные гонки?

— Вообще изначально я был спринтером. У меня все гонки были от точки А в точку Б: погас красный и вперед. Я долго привыкал к марафонам 3-,6-, 12-, 24-часовым гонкам. Особенно когда слышал в наушнике отпустить педальку газа и ехать на секунду медленнее, чтобы сберечь машину. В дождливые гонки не очень комфортно на заднем приводе, а вот ночное времяпрепровождение в автомобиле мне очень нравится!

— Скажи, а во время 24-часовых гонок тебе удается поспать?

— Сон очень чуткий. Ты ложишься и ждешь, что вот-вот кто-то придет за тобой и позовет в машину. За нами приходили, мы постоянно ждали. На следующий день, да даже через два дня ты лежишь и как будто по-прежнему едешь…


ЖИЗНЬ В SMP RACING

— Алексей, скажи, а сейчас ты где-то работаешь?

— Да, я — пилот (смеется). Конечно, у меня есть еще параллельные дела, но я всю жизнь мечтал, чтобы у меня в трудовой книжке стояла должность — «Пилот». Сейчас я нахожусь в SMP Racing и да, я пилот.

— Как ты оказался в обойме SMP Racing?

— После украинской команды я выступал за Esta Motorsports, в которой ездил Ferrari Challenge с Александром Скрябиным. Меня попросили проехать финальную гонку, для этого нужен был я, шлем и комбез. Весь 2012 год и часть 2013-го я был с ними. Как раз Esta Motorsports предоставляла машину Борису Романовичу Ротенбергу. В свою очередь в 2013 году усилиями Сергея Злобина и Бориса Романовича была создана команда, которая получила название «SMP Racing». Ее руководителем стал Борис Романович, а спортивным директором — известный Сергей Злобин. На тот момент в команде присутствовали самые быстрые и титулованные пилоты России — братья Ладыгины, Шайтар, Маркозов, Злобин. В 2014 пригласили и меня.

— Какими качествами нужно обладать, чтобы попасть в команду?

— Туда попадают только лишь профессионалы с большими регалиями и достижениями. На данный момент в SMP Racing только топовые пилоты. Это те пилоты, которые не только добились наивысших результатов в гонках, но еще их отличают человеческие качества, у нас никто не зазнается по отношению к другим.

— Расскажи о напарниках. Вы проводите много времени вместе?

— Мы не соперничаем внутри команды, потому что в этом случае нас либо рассадят, либо выгонят. Мы одна команда, здоровый организм. Это самое важное, ведь это влияет на общий результат, а общая цель победа. В России мы с Виктором Шайтаром ходим на бокс в школу Яновского в Лужниках, тренирует нас олимпийский чемпион. Тренируем и выносливость, ведь сидим в машине по часу и по два.

— Самый насыщенный у тебя был 2015 год в составе SMP Racing? Как много времени приходилось проводить вне дома?

— Если брать 2015 год, то в среднем за месяц у нас была неделя в Москве, три недели в Европе. Мы приезжаем на тесты и на соревнования. Экипировка приезжает постиранная, как и чистый шлем, так что с нас только личные вещи. Покатался, уложил все в мешочек и уехал. Вот и все. Вся жизнь. Сама гоночная база находится во Франции, там же механики, которые обслуживают прототипы BR. На гонках в последние пару лет нас обслуживают механики заводской команды AF Corse.

— Механики из AF Corse знают российский гимн?

— Слов не знают, но музыку узнают! Она у нас очень трогательная.


КУРС НА РОССИЮ?

— Алексей, вот в гонках ты ездишь на быстрых гоночных автомобилях, а в гражданской жизни ты какие машины предпочитаешь?

— Позавчера ВАЗ-2109, сейчас Toyota Camry, до этого «Ока».

— Это правда, что бывали случаи, когда ты водил фуры?

— Да. Мне все равно, я могу сесть на фуру и поехать за рулем. У меня даже был бизнес по грузоперевозкам, и когда я отпускал водителей отдыхать, мог сам сесть и из Москвы в Челябинск или в Омск отвезти груз. Мне нравится передвигаться за рулем. А в 2011 году ко мне обратился Сергей Крылов и попросил помочь с перевозкой гоночного Motorhome на гонки и с гонок. И я брал свой тягач, брал фуру, брал в компанию своих друзей и ехал! Было весело!

— Интересно, а у тебя есть автомобиль, о котором ты мечтаешь?

— У меня есть семья, двое детей… Поэтому я хочу Volkswagen Multivan. Он бы отвечал всем моим потребностям (смеется).

— Вернемся к гонкам. Как ты относишься к российскому автоспорту?

— На сегодняшний день заметно его развитие, правда, маленькими шажочками. Нужно чтобы его освещали и притягивали новых пилотов.

— Ты хотел бы вернуться в российскую кольцевую серию?

— Своевременный вопрос! Почему бы и нет. На самом деле, я хотел бы себя и в ралли попробовать еще раз. А вот дрэг-рейсинг … технический вид спорта, но он как-то быстро проходит, я бы сказал молниеносно. Там пилоты получают свой кайф, может, когда-нибудь тоже поучаствую. Вж-ж-ж… (смеется)

— На данный момент у тебя есть пилоты, которых ты не просто глубоко уважаешь, но и действительно ставишь их в пример для себя?

— Я благодарен своему отцу, считаю его моим учителем. Мне нравится поведение некоторых пилотов Себастьян Леб, Алексей Лукьянюк, Тимур Тимерзянов, Айртон Сенна человек с душой, но кумир у меня один (улыбается).

— И последний вопрос. Не так давно ты и Виктор Шайтар были награждены победными кубками Ferrari за победу в GT3 Le Mans Cup 2016, выиграв четыре из пяти гонок Кубка на автомобиле Ferrari F488. А на каких треках можно будет встретить тебя в этом году?

— Мы возвращаемся в российский автоспорт! Я буду выступать в Российской серии кольцевых гонок (СМП РСКГ) в классе «Туринг-лайт». Многие из нашей команды примут участие в нашем «кольце». Мы хотим развивать наш автоспорт и будем делать для этого все возможное!

— Ну что ж, тогда увидимся на первом этапе РСКГ 13–14 мая на автодроме «Крепость Грозная»!

Формула 1. Бразильские сюрпризы

Предпоследний этап в сезоне Формулы 1 2017 состоялся в Бразилии на знаменитой трассе в Интерлагосе, знавшей множество взлетов и падений.

Российские специалисты по тюнингу на SEMA SHOW 2017

Российская компания CLINCHED дебютировала на крупнейшей автомобильной выставке SEMA Show (Лас-Вегас, США).

SMP RDRC. Вадим Тимашев и его Nissan Skyline GT-R

Вадим Тимашев — бронзовый призер RDRC 2017 в классе AWD (FSB), Чемпион России по дрэг-рейсингу 2012 года и победитель Кубка России 2011 года.

Итальянцы для итальянки

Возможно, мой материал сейчас и не очень по сезону, зато весьма актуален по впечатлениям.

Две вещи, которые можно делать вечно: ехать и есть!

Jaguar придумали идеальный для меня формат пресс-тура: «Едем и едим», собрав вместе два, пожалуй, самых сильных моих увлечения на настоящее время.

Роберт Шварцман — студент Академии Ferrari

Перед ним открыты все горизонты, включая F1, и теперь все зависит только от самого пилота.

Энергетик или Зеленая Бестия

…Эта тяжелая осенняя погода совсем выбивала меня из колеи.

Ненапряжные перфекционисты

Скандинавия — регион холодный и сдержанный. Здесь уважают порядок, не нарушают правила и строго соблюдают скоростные ограничения на дорогах общего пользования.

Формула 1 Остин: Кубок конструкторов досрочно у Mercedes

Хэмилтон — первый, Феттель — второй, Ферстаппен — четвертый. Нет, третий! Нет, четвертый!
Показать еще →